Книжная поисковая система

открытый доступ к лучшим трекерам


Новые книжки

Каталог

Рекомендуем

    Не хлебом единым… Притчи и христианские легенды

    Притчи — мудрое назидание тех, кто прожил достойную жизнь, многое в ней понял и теперь захотел поведать об этом другим. Притчи, как правило, не имеют авторства. Порою кажется, что в мире существует особая копилка — книга с притчами, куда мудрецы складывают свои раздумья о жизни. А нам остается только открыть ее, удивиться тому, что все […]

    читать >>

Рубрика: Сборники

Мама тебя любит, а ты её бесишь!

Добавил:
Мама тебя любит, а ты её бесишь!

Автор: Метлицкая Мария; Трауб Маша; Булатова Татьяна

Материнская любовь не знает границ, любящие матери не знают меры, а дети — маленькие и уже взрослые — не знают, как правильно на эту любовь ответить. Как соответствовать маминым представлением о хорошем ребёнке? Как жить, чтобы она была вами довольна? Как себя вести, чтобы не бесить её, а радовать? Ответы на эти вопросы — в нашем сборнике рассказов современных писателей.

Арион, №1(85), 2015

Добавил:
Арион, №1(85), 2015

Автор:

Журнал поэзии «Арион» издается с 1994 года. Это — первый в России «толстый» поэтический журнал. Его цель – отразить в лучших образцах все многообразие современной русской поэзии, запечатлеть ее движение. «Арион» печатает не только стихи. На его страницах из номера в номер идет разговор о проблемах современной поэзии, ее прошлом и будущем. Свои взгляды излагают представители разных точек зрения и литературных направлений. Значительное место уделяется недавней и более отдаленной истории русского поэтического слова, проблемам поэтического мастерства. Публикуются также творческие портреты поэтов старшего и нового поколений, воспоминания, критические обзоры, неизвестные архивные материалы.

Зарубежные исторические романы (комплект из 4 книг)

Добавил:
Зарубежные исторические романы (комплект из 4 книг)

Автор: Томас Манн, Лион Фейхтвангер

Королевское высочествоАвтобиографический роман, который критики единодушно сравнивают с «Серебряным голубем» Андрея Белого. Вполне повседневные события жизни мальчика облекаются его богатым воображением в сказовую форму. Обычные истории становятся странными, детские приключения приобретают истинно легендарный размах, – и вкус юмора снова и снова довлеет над сказочным антуражем увлекательного романа. Лотта в ВеймареОдин из самых изящных и увлекательных романов Томаса Манна. Произведение, в котором глубокие размышления о человеке искусства, о его болезненном существовании в реальном мире и о подлинном смысле жизни тесно переплетаются с интересным сюжетом – встречей в Веймаре уже немолодого и прославленного Гете со своей бывшей возлюбленной…ИзбранникТонкая и изысканная стилизация под мистическую и аллегорическую прозу Средневековья – и одновременно мудрая философская притча. Исторический роман, написанный с превосходным знанием эпохи, – и в то же время остроумная пародия на «нравоучительную» литературу.Фейхтвангер Л. «Иудейская война»Жемчужина мирового исторического романа. Увлекательная и удивительно точная хроника одного из самых сложных и неоднозначных периодов истории Римской империи – изначально обреченной на поражение отчаянной борьбы за независимость народов Иудеи, – войны, в которой мужеству повстанцев противостояла вся сила римского оружия…

Плавучий мост, №1, 2016

Добавил:
Плавучий мост, №1, 2016

Автор:

«Плавучий мост» — журнал, появление которого стало возможным лишь в XXI веке. Традиция распределять литературы одного языка строго по странам, где они создаются, возникла в прошлом веке в периоды образования новых государств в результате распада колониальных и многонациональных империй. В 70-80-е годы мне как издателю и переводчику поэзии с немецкого на русский также пришлось отдать дань этой традиции, помещая немецкую поэзию и прозу в отдельные «лузы» — западногерманскую, восточногерманскую, австрийскую, швейцарскую, люксембургскую, существовала литература немецкой Румынии, даже отдельно — Западного Берлина. Где-то впереди маячило издание поэтов Лихтенштейна и немецкой Бельгии. Считалось, что привязанность к месту, к малой родине, проживание в рамках отдельного государства оказывает влияние на образование особой литературной общности, в советском литературоведении подобные деления имели к тому же еще и серьезный политический аспект. Часто, правда, попытки идеологически воздействовать на живые процессы литературы, на ее глубинное естество, пытаться формировать ее с позиций текущей политики или геополитики давали осечку, заканчивались откровенной неудачей, а порой превращались и в фарс. На одном из поэтических вечеров, на пике особенно интенсивного послевоенного внедрения в сознание читателей различия между австрийской и немецкой культурой, поэта Ханса Карла Артманна, писавшего на венском пролетарском диалекте, спросили: «А Вы поэт австрийский или немецкий?». «Конечно, немецкий, я же пишу по-немецки», — ответил Артманн, повергнув так называемых «австристов» в полный шок, так как более характерного австрийского автора представить себе невозможно.

Еврейская поэзия средних веков

Добавил:
Еврейская поэзия средних веков

Автор:

Первая антология на русском языке, где собраны шестьдесят восемь еврейских поэтов из девяти стран. Живя в чужеродном окружении, они писали стихи на иврите, черпая из Библии образы и метафоры. Их произведения, большая часть которых впервые публикуется в русском переводе, стали литературными памятниками Средневековья и вошли в золотой фонд мировой культуры.

Плавучий мост, №4, 2014

Добавил:
Плавучий мост, №4, 2014

Автор:

«Плавучий мост» — журнал, появление которого стало возможным лишь в XXI веке. Традиция распределять литературы одного языка строго по странам, где они создаются, возникла в прошлом веке в периоды образования новых государств в результате распада колониальных и многонациональных империй. В 70-80-е годы мне как издателю и переводчику поэзии с немецкого на русский также пришлось отдать дань этой традиции, помещая немецкую поэзию и прозу в отдельные «лузы» — западногерманскую, восточногерманскую, австрийскую, швейцарскую, люксембургскую, существовала литература немецкой Румынии, даже отдельно — Западного Берлина. Где-то впереди маячило издание поэтов Лихтенштейна и немецкой Бельгии. Считалось, что привязанность к месту, к малой родине, проживание в рамках отдельного государства оказывает влияние на образование особой литературной общности, в советском литературоведении подобные деления имели к тому же еще и серьезный политический аспект. Часто, правда, попытки идеологически воздействовать на живые процессы литературы, на ее глубинное естество, пытаться формировать ее с позиций текущей политики или геополитики давали осечку, заканчивались откровенной неудачей, а порой превращались и в фарс. На одном из поэтических вечеров, на пике особенно интенсивного послевоенного внедрения в сознание читателей различия между австрийской и немецкой культурой, поэта Ханса Карла Артманна, писавшего на венском пролетарском диалекте, спросили: «А Вы поэт австрийский или немецкий?». «Конечно, немецкий, я же пишу по-немецки», — ответил Артманн, повергнув так называемых «австристов» в полный шок, так как более характерного австрийского автора представить себе невозможно.

Звезды в снегу. Шедевры поэзии и живописи (подарочное издание)

Добавил:
Звезды в снегу. Шедевры поэзии и живописи (подарочное издание)

Автор:

Великолепное подарочное издание в твердом переплете с золотым и серебряным тиснениями на обложке, трехсторонним золотым обрезом и шелковым ляссе. Книга проиллюстрирована произведениями мировой живописи и упакована в подарочный футляр. Зима — жестокая и бодрящая, угрюмая и великолепная, гнетущая и полная сказочного очарования и красоты… Каждый из нас по-своему относится к зиме, неодинаково воспринимали ее поэты и художники. И очень часто зима вселяла в их души не холод и мрак, а любовь, жажду жизни, восторг перед совершенством окружающего мира. Удивительная многокрасочная картина предстает перед читателями на страницах нашей книги: зима глазами поэтов и художников, творивших в разных странах, в разные времена и в разные зимы.

Пиковая дама. Игрок

Добавил:
Пиковая дама. Игрок

Автор: Александр Пушкин

Тема игры, талантливо подхваченная и осмысленная Ф.Достоевским в повести «Игрок», разработана великим А.Пушкиным как судьбоносная фатальность, а ставшее афоризмом выражение «Тройка, семерка, туз» — символом судьбы, которую невозможно обмануть.Книга-перевертыш.

Волхонка, 14. Стихотворения. Книга 2

Добавил:
Волхонка, 14. Стихотворения. Книга 2

Автор:

Книга объединяет поэтические оригинальные сочинения и переводы научных сотрудников Института философии и кафедры философии РАН. Это люди разного возраста, различных вкусов, взглядов и убеждений, не связанные ни обшей эстетической школой, ни общей идеей. Но их объединил старинный (голицынский) особняк на Волхонке (давший и название сборнику), в котором музы поселились еще с легкой руки А.С.Пушкина, не раз посещавшего этот дом. С тех пор дух творчества никогда не покидал его стен.

Шедевры мировой поэзии о любви и весне

Добавил:
Шедевры мировой поэзии о любви и весне

Автор:

Стихи о весне, наверное, самые яркие, светлые… Вдох и выдох, начало новой жизни, вдохновение и надежда… Грустные отзвуки прошлого смыли первые дожди, и солнце вновь осветило тротуары, улицы — наши души… В этом сборнике — лучшее из написанного известнейшими поэтами мира о весне.